Василий Солкин (vsolkin) wrote,
Василий Солкин
vsolkin

Categories:

Кино и немцы 4



Реакция гостей на предложенные деликатесы оказалась предсказуемо неадекватной. Выслушав мои восторженные разъяснения о том, что в мисках представлен натуральный белковый природный продукт, абсолютно никем и ни разу не подвергнутый термической обработке, германцы вздрогнули – и налегли… на целлюлозную колбасу с пластиковым сыром.
Так что пришлось вашему покорному слуге в гордом одиночестве разделываться со строганиной так, чтоб за ушами трещало. Минута была решительной: заявленный царский обед в один миг превращался для гостей в реально хилый закусон. И тут Иван Рогов – типа наш смотрящий по Бикину, а в данный момент старший от принимающей стороны - с видом волшебника как вскроет огроменный котел, томящийся на печке. Да как нальет гостям мясного жирного супу, в простонародье именуемого шурпой. Поле битвы осталось за нами!

Выбор напитка так же ввел принимающую сторону в трепет. Отказавшись от «кранояровского коньяку», немцы гордо потребовали русской водки. Не отдавая себе отчета в очевидном: «краснояровский коньяк» люди делают для себя из самых натуральных продуктов и со всевозможной тщательностью - а вот кто ж завезет в медвежий угол Красного Яра не паленую казенку!

Однако клиент (даже на Бикине) всегда прав. А поэтому Иван Рогов с видом волшебника как вытащит из-под нар русскую, купленную в магазине, водку…

С сорокаградусного морозца в протопленной избе фирменный бикинский самогон лихо и безобидно проскальзывал по моей глотке до пищевода – и только там выпускал свои острые горячие коготки, вонзаясь в каждый кровеносный сосуд. В отличие, кстати сказать, от государственно лицензированной прозрачной жидкости с названием «Дрова», пригубление которой вызывало у гостей то выражение лица, которое я видел в хроникальных кадрах у Роммеля под Эль-Аламейном. Не востребованная высокими гостями аккуратная стружка ледяного мясца юного изюбря, грамотно вывалянная в соли с черным перцем, просто таяла у меня во рту, не требуя вмешательства зубного аппарата. Однако ж расслабляться было никак не возможно. Ибо в съемочном листе экспедиции на сегодняшний день значилось: «15.30 - съемка тигриного следа». Иван Рогов уже успел шепнуть мне, что тигриный след по заданию ставки найден в трехстах метрах от кордона и пересекает натоптанную человечью тропу, но на «Буране» до него не проехать.

«Но тут ВСЕГО триста метров пешком!» - с радостью закончил гордый собой Иван.

«Блин, ЦЕЛЫХ триста метров пешком!» - с тоской подумал расстроенный в чуйствах я.

Иван ведь еще не представлял себе, что для немецкой киношколы процедура, именуемая «съемкой тигриного следа», означает доставку на точку не только десятикилограммовой камеры с чемоданом сменных объективов и штативом, но и пятиметрового съемочного крана, а также съемочной тележки Долли с рельсами…

Прежде чем объявлять гостям о предстоящей им тяжелой пешей экспедиции, мне следовало убедиться в ценности объекта съемки собственными глазами. Те последние секунды, которые настоящий фоторепортер потратил бы на увековечивание картины царского обеда, ваш покорный слуга израсходовал на опрокидывание «посошка» со «стремянной» - да и выскочил на мороз.



След взрослого самца оказался припорошенным. Но после стандартных и привычных моих действий типа археологических раскопок перчаткой и сдувания остатков пороши рОтом - стал вполне киногеничным. От добра добра не ищут. Вполне может быть, что по закону бутерброда нам не только не встретится более свежий и красивый след, - а вообще никакой не встретится. Поэтому я вернулся к царскому обеду и объявил киношникам о причине его (обеда) быстрого сворачивания.

Какова ж была моя детская радость, когда в результате бурной дискуссии между главным режиссером Каем и главным оператором Юрнегом было решено брать с собой в маршрут только камеру, ящик с объективами и большой штатив. А тележку Долли и кран, покоившиеся в буранных нартах, на этот раз не трогать!

Человечья тропа, ведущая к тигриному следу, была единственной, перекрестков и развилок не имела. Поэтому я вежливо пропустил гостей вперед, а сам прикрывал тылы. Шагая через чащу вслед за немцами и уткнувшись взглядом в их спины, я вдруг поплыл мозгом. И причудилось мне, что я – старшина Васков из картины «А зори здесь тихие», в одиночку конвоирующий плененных врагов. Помотав головой, как боевая лошадь, я с трудом отогнал видение и сосредоточил серое вещество на отправлении служебных обязанностей.

Тигриные следы, подвергнутые моим услугам визажиста, «Шпигелю» понравились. И началась неторопливая процедура их заснимывания. А ваш покорный слуга, чтобы не мерзнуть понапрасну, отправился исследовать окрестности. Сначала пробежал параллельно тигриному следу «в пяту» метров триста – и ничего сногсшибательного не нашел. Затем вернулся к перекрестку и, пробежав по ходу следа сто метров – обнаружил на следе шикарный отпечаток лежащего тигра.

Явившаяся на мой зов команда «Шпигеля» пришла в неописуемый восторг не сразу (как говаривал старик Дерсу Узала: «Глаза есть, понимай – нету). А лишь после того, как я разъяснил, что именно предстало пред их взором, где отпечатался хвост, а где – голова. Но после разъяснений все ж таки в восторг пришла. И приступила к неторопливой процедуре заснимывания.

А я тихо стоял в стороне. Нельзя сказать, что я совсем не испытывал чувства глубоко удовлетворения по поводу выполнения очередного пункта в съемочном листе гостей. Испытывал. Немножко. Но думал я в тот момент совсем о другом.

Вот шел взрослый самец тигра. Черт-те откуда шел. Притомился. И прилег. Ровно напротив человечьего кордона. Всего в трехстах метрах. И уснул. Уснул, раскидав лапы, хвост и голову, ни разу не дернув хвостом. Это не лежка хищника, который караулил собак, живущих на кордоне. Это постель зверя, который спал, как младенец. Неужели тигр и вправду понял, что кордон, построенный общиной «Тигр» для охраны угодий от браконьеров, – то место, куда можно прийти и выспаться всласть, чувствуя себя в полной безопасности!?...



Похоже, предо мной было самое неопровержимое и самое НАСТОЯЩЕЕ доказательство того, что межправительственный проект Меркель-Медведев в рамках климатической Киотской инициативы принес вот этому тигру конкретные плоды. Только вот как объяснить все это «Шпигелевским» коллегам?

Дождавшись, когда закончится процедура заснимывания, я с фотокамерой наперевес отправился к тигриной лежке, чтобы показать своим читателям, насколько спокойно спал тигр. Но - увы мне!

Вместо отпечатка тигриного тела я нашел снежное месиво из не наших человеческих следов. Снимать это не было никакого смысла. К тому же слух уловил звук винтокрылой железной птицы, возвращающейся с дозаправки. А значит, надо было бежать бегом и спешно собирать гостей на процедуру эвакуации с гостеприимной косы на Улье.

Продолжение воспоследует

Tags: Бикин, зима, соседи по планете, умом понять Россию
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 84 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →