Василий Солкин (vsolkin) wrote,
Василий Солкин
vsolkin

Categories:

Плюс радификация всех зверей. Часть одиннадцатая



Жизнь – это… ну, вы знаете.

И в ней, в реальной жизни, обязательно рано или поздно что-то идет не так. И настолько не так, что хоть волком вой. 

Попалась в петлю очередная леопардесса. Радости были полны штаны, но когда взглянули на ее лапу – всю радость волной смыло. Лапа была страшно повреждена.

Естественно, мы решили, что это – наш косяк. Правда, поднятый нами с постели хирург-ветеринар-профессор, осмотрев жертву, заявил, что ране на лапе как минимум несколько дней, что нанесена она, скорее всего, дужками большого капкана… Но от этого не полегчало. Эскулап произнес страшное слово «гангрена» и потребовал прямо здесь и сейчас, в полевых условиях, сварганить ему операционную. 

Операция длилась несколько часов. Хирург сделал все, что мог. Жизнь пациентке гарантировал. Но передняя, боевая и охотничья, лапа леопардессы осталась без пальцев. То есть, без когтей. Возвращать ее в дикую природу мы не могли (да и не хотели) рискнуть. Московский зоопарк тут же откликнулся, начал готовить транспортную клетку, но, в любом случае, по нашим законам зверь должен был пройти перед транспортировкой длительный карантин. 

Сотрудники заповедника «Кедровая Падь» соорудили для ЛюсИ (так назвали бедняжку) закрытую клетку, постарались разместить леопардессу с максимально возможным комфортом. Но пациентка не хотела понимать их намерения. Она исступленно пыталась срывать свежие бинты, зная только один способ лечения ран – собственный язык. И пришлось колоть ей успокоительное. В этот самый ее язык. 

Поначалу это была мучительная операция. Но препарат имел побочный эффект привыкания. Поэтому уже через неделю ЛюсИ добровольно открывала пасть и радостно высовывала язык навстречу шприцу. До конца карантина оставались считанные дни. И клетка Московского зоопарка уже поехала в Шереметьево. 

Как вдруг… 

Темной ночью гражданин Песцов, пробравшись на территорию заповедного кордона, подошел к клетке и просунул в щель ствол двенадцатого калибра. Люси добровольно открыла рот и радостно высунула язык навстречу свинцовой пуле. 

Гражданин Песцов успел отбежать не так уж далеко. Инспектора заповедника братья Ивановы догнали его в русле ключа. Затем… Согласно записи в протоколе, Песцов «при попытке к бегству неоднократно сильно поскальзывался и совершал падение на камни, в том числе и областью лица, повлекшие за собой телесные повреждения средней и более тяжести». 

Потом был суд. И убийца получил пять лет. Пять лет без всяких условностей. Хотя все понимали, что кто-то же этого ублюдка послал убивать… 

Эта история занозой сидит в душе до сих пор. Если бы мы не поймали Люси, она погибла бы от гангрены. Но мы ее поймали. И погибла она не от гангрены.

 

Tags: леопард, люди и звери, плюс радификация всех зверей, экспедиция
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 25 comments