Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

Тьмутараканьские хроники



Я это уже постил в 2010-м. Но ощущение дежавю не покидает. А новичков в этом ЖЖ немало, поэтому...


Сказ о том, как тьмутараканьцы леса продавали




В ту пору произошло новое соизволение – заморских преднанимателей в Тьмутараканьскую землю пускать – чего раньше никак невозможно было. Сей же час оные преднаниматели принялись неотложно во всякое время и в каком угодно пространстве ходить и ездить.

Первыми явились преднаниматели из Страны Свежего Поветрия, ибо давно уже имели большую интересность себя для тьмутараканьцев на точку вида поставить.


Collapse )









Сказ о том, как тьмутараканьцы леса продавали

В ту пору произошло новое соизволение – заморских преднанимателей в Тьмутараканьскую землю пускать – чего раньше никак невозможно было. Сей же час оные преднаниматели принялись неотложно во всякое время и в каком угодно пространстве ходить и ездить.

Первыми явились преднаниматели из Страны Свежего Поветрия, ибо давно уже имели большую интересность себя для тьмутараканьцев на точку вида поставить.

Хозяева давай производить гостям разные удивления колесных и пешевыгульных кругизов для умозрительного удовольствия, да только тем это не в радость.

- Мы, – говорят, – и у себя дома на подобный манер устремляемся, а у вас нам удивительно совсем даже напротив с другой стороны.

- И что же такое, – спрашивают тьмутараканьцы, – вам у нас напротив?

- А то, – говорят гости, – что у вас натурально-естественные леса во всяком пространстве пребывают в великом и несмысленном изобилии…

Хитрые тьмутараканьцы себе смекнули, однако на вид своей надежности не подают. И так говорят: «Все здесь в расчете изобилия наших лесов в вашем виду – вот и предусматривайте»…

Только гостям предусматривать было некогда. Захотели они тотчас с хозяевами конвракт учинить, чтобы ни одна минута для полезности их нации не пропадала.

- Мы, – говорят, – ради возвышения крепости наших междоусобных отношений готовы вам помочь избавить от дремучих лесов некое пространство, употребимое потом вами для разной полезности, а то вам теперь и развернуться нет места где.

- Отчего же, – смеются тьмутараканьцы, – в помощи перед нами никто отказа иметь не будет, да только в чем, однако, для нас ее полезность?

Поняли тут преднаниматели заморские, что не лыком хозяева подшиты, и пошли на уступление.

- А мы, – говорят, – вам под такой случай обустроим полную цифилизованность и комфортель в смысле манеров заморской жизни!

- Отчего же, – смеются хитрые тьмутараканьцы, – в этом смысле мы завсегда со всей нашей радостью, но только если чуть вы не предъявите конвергируемую вонюту – хрен вам, а не конвракт!

Те видят, что дело совсем прочь из рук, но как на них почивала надежда нации, сразу соглашаться не заспешили, а захотели выказать свою ажидацию.

- Нам, – говорят, – так не в законе. Нам для конвергации вонюты тугамент нужен. А то, рубим мы не в ваш пример: не какой нибудь «Вздружбой», но у нас лесоимные «Хервестерны», да рабочие у нас заместо куфаек носят кимонтоны на мерблюзьем пуху – и через то неимоверная успешь проистекает. Давайте, - говорят, – тугамент, что ваших натурально-естественных лесов хватит до скончания нашего века. Тогда – и конвергация.

Сказали этак – и ухмыляются: что за фураж?

Тьмутараканьцы тут же кликнули землемеров-лесхитителей, а те, в сей же час, не с ветра взяв, но из собственной учености, тугамент о том, что лесов одного только самого крайнего уезда хватит до самого судного дня, и начертали. И по заморскому плезиру палец свой к тугаменту возложили.

Увидели гости, что ни в каком рассмотрении их сторона над хозяйской не выходит, умопомрачились, учинили по всем правилам конвракт, конвергировали вонюту – да и отбыли при полном своем преднанимательском посрамлении.

Тьмутараканьцы им вслед радуются, да только один слабодушевный не радуется.

- Я, – говорит, – братцы, пребываю под ужасным смущением в рассуждении необходимости ответ перед тугаментом держать. А ну, как и в натуральном виде лесов крайнего уезда не хватит до судного дня? Будет нам тогда от заморских наций великая конфузия и полнейший инбичменд!

Тут тьмутараканьцы смеяться перестали, и враз случилась на них реплексия. Лишь землемеры-лесхитители на нее никакого понимания не берут.

- Это, – говорят, – безрасудок. Вполне даже может проистекать, что этим самым «Хервестернам» одного уезда не то, что до судного дня, а до следующей зимы не хватит. Но только нам это без внимания. Надо же взять в предмет рассуждений одну заморскую удивительность: у них уезды свою междоусобную линию завсегда значительными столбами уставляют, чтобы каждый под такой случай внимание имел. А когда у нас в Тьмутаракани отродясь такой немысленной забавы не приключалось – на какой же манер они в известность придут, что один уезд уже извели и в другом преднанимаются? То-то!

История эта имеет свою значительность не только в рассуждении умственной победы тьмутараканьцев над соседями, но также в смысле приятностей грядущего. Ибо те же преднаниматели, не взяв на точку вида хитрости тьмутараканьцев, предлагают уже новый конвракт – «Большой Тьмутангант».

Небось, и там тьмутараканьское слово в постыжении не будет, и выгода их превзойдет над всеми ажидациями.